Лев Криштапович: Демократию невозможно импортировать

Главная \ Новости \ Лев Криштапович: Демократию невозможно импортировать
« Назад

Лев Криштапович: Демократию невозможно импортировать 03.02.2019 20:46

Определенные политические группы на постсоветском пространстве любят рассуждать о демократии и правах человека. Причем в их трактовке под демократией и правами человека понимается лишь западная форма демократии. Следует отметить, что частенько и более широкая публика, причисляющая себя к интеллигенции, принимает без особых сомнений тезис о демократическом  характере западного общества. На этом психологическом заблуждении и паразитируют современные политические догматики, доказывающие, что исторический прогресс сводится к импортированию западной модели демократии. Но в том-то и дело, что подобная модель сегодня является абсолютно бесперспективной и бессмысленной.

Демократия в западной упаковке ограничивается лишь западными странами и ее невозможно экстраполировать на незападную часть мирового сообщества  именно по причине отсутствия тех условий, которые обусловили становление институтов западного общества. То, что сегодня на Западе в какой-то степени является демократическим, обусловлено историческими факторами развития западной цивилизации, обустраивавшей свое благополучие за счет других народов. Доказательство: колониализм и работорговля в прошлом, всевозможные дискриминации и санкции в настоящем. Общеизвестно, без этих несправедливостей не было бы современной Англии, Франции, Голландии, Бельгии, США и всей западной цивилизации. Как справедливо отмечал известный американский политолог С. Хантингтон, «то, что Западу кажется универсализмом, остальному миру представляется  просто империализмом» [1, p. 31].

 Поэтому, когда нас убеждают, что на Западе озабочены только тем, чтобы побыстрее сделать постсоветские республики демократическими и процветающими, а для этого, дескать, надо поскорее принять западные рекомендации реформирования нашей жизни, то это означает только одно: нам предлагают сварить кашу из одного топора. Не имея тех исторических, экономических, финансовых, торговых условий, благодаря которым и сложился современный тип западной экономической и политической жизни, мы никогда не создадим подобного социально-экономического и политического устройства. А простой перенос на нашу почву западных институтов будет вести не к демократии и процветанию, а к олигархии и деградации. Накануне  провозглашения независимости Индии Махатму Ганди спросили, не думает ли он, что его стране стоит взять на вооружение английскую модель развития. На что мудрый Ганди ответил следующее: «Британии потребовалась половина ресурсов планеты, чтобы достичь своего процветания. Сколько же планет потребуется Индии для развития?» [2, c. 48]. Ответ Ганди поучителен тем, что он показывает невозможность демократического развития страны на основе экстраполяции такой политической модели, которая зависела от колониальной политики. Западные эксперты советуют незападным странам заимствовать их модели развития, но они не говорят о том, где найти столько планет, которые бы обеспечили процветание незападных народов.

 Важно понять, что современная форма западного процветания держится на консервации несправедливых экономических, экологических, финансовых, торговых отношений с незападными странами. Как правильно указывает белорусский политолог Юрий Бондарь, «стоит только мировому сообществу не на словах, а на деле перейти на принципы экономической, финансовой, торговой, экологической справедливости, то вся экономическая и политическая система Запада развалится как карточный домик». [3, c. 25]. Понимают ли это заправилы западного мира? Безусловно, понимают. Поэтому США будут всячески препятствовать установлению справедливого международного экономического и финансового порядка, стремиться законсервировать нынешние несправедливости в интересах сохранения статус-кво западного сообщества в системе мировой цивилизации.  

Будем откровенны. Говоря о демократических преобразованиях в нашем обществе, мы критически относимся  к американскому пониманию прав человека. Общеизвестно, что в конституционном праве США под принципом демократии понимается «охрана прав меньшинства». В западных политических трактатах прямо говорится: «если большинство будет объединено общим интересом, права меньшинства окажутся под угрозой». Очевидно, что такое понимание прав человека трудно назвать демократическим, поскольку интересы большинства должны законодательно подчиняться интересам меньшинства, т. е. большинство граждан должно руководствоваться не своим общим  интересом, а частным интересом, интересом меньшинства. А как в таком случае быть с охраной прав большинства? По западной трактовке прав человека выходит, что большинство не нуждается в защите своих прав? Выходит, что роль государства в таком обществе – это охранять права меньшинства, а не большинства? Но ведь такое государство будет уже являться государством меньшинства, а не большинства, т. е. государством не демократическим, а олигархическим. При такой трактовке прав человека повисает в воздухе сама идея правового государства, ибо такое государство не включает в свою обязанность охранять права большинства, защищать не только частные, но и общие интересы.

 В вопросе о демократии важно понять основополагающий принцип: «демократия – это не товар, который можно импортировать» [4, c. 189]. Проблема заключается в том, что западное мышление отождествляет демократию с товаром, деньгами.  Отсюда и логика поведения западных правительств: раз западные корпорации экспортируют товары, то, следовательно, они могут экспортировать и демократию, и тот, кто имеет больше денег, тот имеет и больше демократии. Но весь вопрос именно в том, что демократия и товар, демократия и деньги – это разные вещи. Как известно, демократия реализуется в соответствии с принципом «один человек – один голос», в рыночной экономике же господствует правило «одна акция – один голос». Вот почему нельзя принципы рыночной экономики экстраполировать на сферу политики, государственного управления. В противном случае мы получим не демократию, а плутократию. Совершенно прав американский профессор Чарльз Линдблом, который в книге «Политика и рынок» констатирует, что «капитализм является сегодня преградой на пути более полного развития демократии, поскольку представляет собой систему неравенства в распределении власти» [5, c. 356].

 Таким образом, совсем неразумно отождествлять западную форму демократии с универсальной демократией, а поэтому попытки западных правительств представить политический и экономический строй своих стран в качестве общечеловеческого абсолютно беспочвенны. Это понимание находит свое подтверждение в разработках мировой политологии. В частности, в Докладе Программы развития ООН за 2002 год подчеркивается, что «вовсе не обязательно, чтобы избираемый ими (постсоветскими республиками. – Л.К.) тип демократии строился по определенной модели, например, североамериканской или западноевропейской. Модель должна определяться местными условиями и историческими факторами. Иными словами, ориентироваться следует не на демократию в той форме, в которой ее практикует та или иная конкретная страна или группа стран, а на комплекс принципов и основополагающих ценностей, позволяющих неимущим частвовать в функционировании власти и одновременно защищающих их от произвольных, неподотчетных действий правительств, многонациональных корпораций и других сил, влияющих на их жизнь» [6, c. 61]. Короче, «Запад не обладает монополией на демократию или терпимость» [7, c. 6].

 Еще одна проблема, связанная с демократией. Это влияние денег на политику. Сегодня мировая политология ставит вопрос о необходимости законодательного разграничения сферы бизнеса и сферы политической деятельности. «Наиболее эффективным – и радикальным – шагом для корпораций был бы полный отказ от участия  в политике. По всей вероятности, это потребует принятия соответствующего закона, поскольку все предприниматели должны будут сделать это одновременно» [6, c. 68].

 В чем несостоятельность западной модели развития? В том, что нельзя перенести принципы западного мироустройства на все человечество, потому что последнее не может устроить свое благополучие за счет других народов, как это было характерно для западной цивилизации. Мировое сообщество, как социально интегрированное человечество, как консолидированная универсальность, не может нажиться за счет какой-то другой части человечества, поскольку оно и включает в себя эти другие части, объемлет собой все человечество. Поэтому в интересах развития всего человечества необходимо изменение образа жизни западных стран, западной модели экономики и демократии. Вот почему надо строить cобственную модель демократии – демократии не формальной и фарисейской, а социальной и нравственной, которая бы не разъединяла, а объединяла  народы, не консервировала  западные олигархические политические модели, а вела к установлению справедливых и равных отношений как внутри отдельных обществ, так и между всеми странами.

Лев Криштапович,  доктор философских наук

Литература

1. Huntington, S. The West  Unigue,  not Universal  / S. Huntington //Foreign Affairs. – 1996. – Nov. – Dec.
2.Доклад о развитии человека 2007/2008. Борьба с изменениями климата: человеческая солидарность в разделенном мире / Пер. с англ. – М.: Весь мир, 2007.
3. Бондарь, Юрий. Политика и демократия / Юрий 3.Бондарь // 21-й век. – Ереван, 2015. - № 2.
4.Доклад о развитии человека за 2005 год. Международное сотрудничество на перепутье. Помощь, торговля и безопасность в мире неравенства. – М.: Весь мир, 2005.
5.Lindblom, C.E. Politics  and Markets  / C.E. Lindblom. – New York, 1977.
6.Доклад о развитии человека  за 2002 год. Углубление демократии в разобщенном мире. — Нью-Йорк: Оксфорд Юниверсити Пресс, 2002.
7.Доклад о развитии человека за 2004 год. Культурная свобода в современном многообразном мире. — М.: Весь мир, 2004.